Инстинкт потребителя или…

Люди бежали вперед. Их лица потеряли выражение осмысленности. Задыхаясь, толкаясь и, порой даже пинаясь, они пробирались к цели. Все вместе они составляли большую толпу, но никто не чувствовал себя ее частью, никто не чувствовал единения с окружающими. Каждый был один. Один против всех. В этой роковой, безжалостной схватке… за уцененные мойки.

Описанную выше сцену автору материала посчастливилось наблюдать на экране сотового телефона одного из работников того самого гипермаркета, в котором и проходила акция по продаже моек. По неизвестным простым обывателям причинам, цены на товар были занижены более чем вдвое. Партия уцененных моек была невелика. И количество покупателей, на них рассчитывавших, в значительной степени превосходило число товаров. Первые минуты полторы все происходило достаточно мирно. Но с каждой новой секундой людей становилось больше, а моек, соответственно, — меньше. Страсти накалялись. В итоге к кассам неслась толпа народа. И в этой толпе кочевали из рук в руки оставшиеся мойки. Безусловно, их передавали не как трубку мира, а как некий трофей, за который не стеснялись бороться и даже драться.

Наблюдая все это со стороны, сложно представить себе, что же творилось в сознании «охотников за мойками». Что заставило их забыть об элементарных правилах поведения? Что заставило кидаться в толпу, толкаться, драться? Насколько острой должна быть потребность, ради удовлетворения которой человек готов поступиться своей человечностью и на время отдаться звериным инстинктам? Именно инстинктам: хватать и бежать. Защищать свой кусок. Неужели подобного изменения сознания можно добиться одним лишь словом: халява? Что это? Инстинкт потребителя?

Вспоминается момент из романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»: «Фагот, сладко ухмыляясь, объявил, что фирма совершенно бесплатно производит обмен старых дамских платьев и обуви на парижские модели и парижскую же обувь». Так же, видимо, не случайно был сделан акцент именно на эту фразу – «Ну совершенно бесплатно» – в современной экранизации романа. Все мы прекрасно помним, как кинулась публика на дармовое добро. Помним, и чем это закончилось. Пришедшее из ниоткуда ушло в никуда. А по улице метались униженные и оскорбленные жертвы собственной слабости.

Конечно, дешевые мойки, как и другие вещи с распродаж, не исчезают наутро. И большинство из них долго и верно служит своим добытчикам. Только вот сами новоиспеченные обладатели товара, придя домой и с гордостью объявив всем о своем приобретении, не всегда могут вразумительно объяснить, каким образом и для чего они эти вещи купили. Очень модным сегодня стало слово «шоппинг», не без оснований породившее многочисленные шутки и анекдоты. Приведем весьма типичный пример «постшоппингового» синдрома. Человек, нагруженный пакетами и коробками, возвращается домой после солидного магазининга. « Тэк-с, посмотрим, что тут у нас в пакетиках? О, сколько я всего накупил! Да.. Это зачем, а вон то? Ага, вот эт у чудесную хреновинку, я приобрел за полцены, а вот ту, черненькую штуковину, всучили почти даром . Правда, она нужна как собаке пятая нога, но ничего. Скоро Новый год, подарю кому-нибудь …»

Статистика показывает, что объем продаж значительно возрастает, если люди считают, что цена на товар значительно снижена. Этот нехитрый ход используется сегодня как на уличных рынках, так и в магазинах. Висит ничем не примечательная кофточка по цене, скажем, тысяча рублей. Покупатель проходит мимо, не заостряя внимания. И вдруг, узнает от продавщицы, что именно на эту кофточку сегодня скидка целых 50 процентов! Это же на пятьсот рублей дешевле, чем обычно! В голове включается яркая неоновая надпись «халява». Сознание отступает. Срабатывает инстинкт потребителя. Заверните. Дело сделано.

А будь цена этой кофточки изначально пятьсот рублей, – так и осталась бы она без внимания.

Вот уж неплохой пример существования коллективного бессознательного. Ведь если верить Карлу Густаву Юнгу, то наше поведение далеко не всегда подвластно сознанию. В глубинах нашей психики сохранилась память предков о том, как необходимо действовать в определенных ситуациях. Эти наследуемые из поколения в поколение сценарии, Юнг именует архетипами. Их механизм схож с механизмом автопилота. Как только человек попадает в условия, соответствующие определенному архетипу, сознание отключается и поведением начинает управлять коллективное бессознательное. Как пишет сам Юнг: «люди, ставшие жертвой воздействия архетипа, способны на любое безумие». Возможно, сегодняшний инстинкт потребителя уходит своими корнями в давние времена, когда любые удобства получались человеком ценой огромных усилий. Когда остро стоял вопрос пропитания. И когда еще не изобрели таких терминов как шоппинг, распродажа и скидки. Возможно, все это лишь пережиток прошлого.

А в том, что это прошлое у нас было, сомневаться не приходится. Вспомнить не сложно. Для этого совсем не обязательно листать учебники истории, копаться в архивах и посещать музеи. Это прошлое еще живет среди нас. Живет в тех людях, которых не научили, что может быть по-другому. Живет в огромных залежах бумаги, которые нужно преодолеть, прежде чем добиться чего-то. Живет во многих социальных системах. Живет, несмотря на то, что давно уже не существует. Речь о всем нам известном призраке, призраке Коммунизма.

Именно в советские времена способность к «добыванию» товаров была жизненно необходима. Прилавки были девственно чисты (читай: пусты), а очереди достигали своей рекордной длины. Система поневоле ставила человека в положение добытчика. И заставляла мыслить и действовать соответственно. Вряд ли будет преувеличением, если сказать, что большую часть свободного времени многие проводили в очередях. Ведь как порой бывало: сначала человек вставал в очередь, и лишь спустя какое-то время, узнавал, за чем именно он стоит.

Чтобы проиллюстрировать актуальность данной проблемы на сегодняшний день, достаточно вспомнить не столь давний соляной бум, захвативший несколько регионов России. За считанные сутки волна бабушек пронеслась по продовольственным магазинам и унесла с собой всю соль, что была на прилавках и складах. При этом потратив немалую часть своих подматрасных накоплений. И это притом, что реально никакого дефицита на соль не было и даже не ожидалось.

Конечно, трудно, однажды освоив подобную систему выживания, отказаться от нее в дальнейшем. Человек, познавший ужас войны, уже никогда не покинет поля боя. Возможно покинет его физически, но не душевно. Точно так же и те люди, которых обучили стоять в очередях и гоняться за дефицитом. Они просто не умеют жить по-другому.

Сегодня, пусть медленно и со скрипом, но советские времена становятся историей. Приходят новые поколения, новые люди. Новые системы. Новые термины. Но мы продолжаем действовать по старому сценарию. Наше коллективное бессознательное прочно усвоило полученный в прошлых поколениях урок.

Что же получается: мы, наши дети, наши внуки, обречены гоняться за скидками и бросаться на уценки? Неужели наше сознание настолько слабо, чтобы противостоять этому? Неужели сильный духом человек, человек высоких моральных устоев позволит себе так опускаться? Неужели тот, кто точно знает свой путь и свою цель позволит обмануть себя такими нехитрыми уловками?

Практически вся современная рыночная система держится на наших слабостях, наших пороках и нашем незнании собственных потребностей. Но самое обидное не то, что это неправильно, унизительно, отвратительно. Самое обидное, что большинство из нас это устраивает. «Пипл хавает».

Автор: Татьяна Ермоленко

Оставить комментарий


четыре − = 0