Фанатские движения: игра с огнем

Огненный камешек в словацкий огород мог разделить историю ЦСКА напополам: до этого хулиганского броска и после него. Учитывая всю историю выступлений фанатов клуба на международной арене, отлучение армейцев от Европы эдак на пару-тройку лет выглядело вполне справедливым наказанием.

«Судья почесал свою черную бороду, поправил белый парик на голове и обратился к залу суда размеренным тоном с едва уловимым ливерпульским акцентом:

— Последствия вашего поведения несоизмеримы. Они порочат доброе имя футбола и накладывают грязный отпечаток на его более чем вековую историю. Они наносят неисчислимый ущерб нашей национальной гордости и международному спортивному престижу нашей страны.

«Согласен», — мысленно комментирую я.

— Я глубоко симпатизирую команде «Манчестер Сити». Ни руководство клуба, ни футболисты клуба не могли предотвратить преднамеренного хулиганства. Этот благородный и известный футбольный клуб не может ни в коей мере ассоциироваться с такими людьми, как вы.

Благородный и известный клуб? Это «Манчестер Сити»? Да они фуфло.

— Основным критерием вашего поведения является необъяснимая тяга к насилию…

Вот теперь ты заговорил на нашем языке. И это еще слабо сказано. Это не просто тяга к насилию, это — неописуемый азарт и неповторимый кайф, когда ты стоишь со своими ребятами посреди незнакомой улицы в чужом городе лицом к лицу с одержимой и беснующейся, наполовину пьяной толпой, вооруженной палками, арматурой, бейсбольными битами, ножами и Бог еще знает чем, готовой разорвать тебя за то, что ты осмелился приехать на выезд на их стадион, заведомо зная, что их будет в десять раз больше. И какой это кайф, когда они понимают, что ты готов выстоять под градом их камней, железных болтов и бутылок, выдержать их натиск и не убежать.

— Население Британии уже устало от таких проявлений массового насилия увеселительного характера…

Вот это хорошая фраза — «насилие увеселительного характера». И это правда, для меня и для тысяч других молодых парней, от Карлайла и Плимута до Ньюкасла и Брайтона, разделяющих одно и тоже странное пристрастие; получающих непонятное удовлетворение, когда они толпой идут по улицам и видят в глазах шокированных прохожих страх и ненависть; чувствующих прилив адреналина и учащенное сердцебиение, когда они в неистовом прорыве пробиваются сквозь фирму противника, раздавая удары налево и направо».

Это цитата из книги Майкла Фрэнсиса «Губернаторы» («Guvnors»). Автор книги дважды отбывал срок за насилие на футбольных матчах, и ему запрещено посещение любого футбольного матча на территорию Британии. «Губернаторы» — такое название носила одна из самых известных английских фанатских группировок, объединявшая людей, вроде бы болевших за команду «Манчестер Сити».
«Вроде бы» — потому что свое отношение к футбольной команде мистер Фрэнсис четко и лаконично выразил в приведенной выше цитате.

Сейчас, когда я пишу эту статью, мне неизвестно о том, какое решение примет КДК УЕФА в связи с инцидентом в матче квалификационного раунда Лиги Чемпионов «Ружомберок»—ЦСКА. Я также не знаю, чем закончится очередная встреча ЦСКА—«Спартак», вызывающая у сотрудников милиции головную боль. Вне зависимости от этого, ситуация, сложившаяся в кругах отечественных поклонников футбола, беспокоит все больше и больше.

Бросок так называемого файера на поле словацкого стадиона, в результате чего произошло задымление, а матч был прерван на несколько минут, далеко не первый случай проявления «культуры» российских фанатов. Чуть более года назад подобный инцидент на матче ЦСКА—«Парма» едва не стал причиной дисквалификации армейского клуба из розыгрыша Кубка УЕФА. Можно только гадать, какие чувства испытывали игроки команды ЦСКА, ожидая решения своей судьбы, и сознавая, что все их титанические усилия по выходу в финал европейского Кубка могут пойти прахом из-за действий одного — единственного «поклонника». Тогда обошлось, поскольку якобы полученные повреждения итальянского вратаря оказались обычной симуляцией, и команда отделалась легким испугом. «Всего лишь» штрафом и одним матчем при пустых трибунах. Однако внимание УЕФА к нам уже было привлечено.

И вот, после нового проявления «восторга», ЦСКА ожидает решения своей судьбы. Будет ли ЦСКА подвергнут новому штрафу, или команде предстоит играть матчи на нейтральном поле, как ни парадоксально, не так уж важно. Главное заключается в том, что команда, отлично сделавшая свое дело, понесет наказание из-за людей, считающих себя ярыми фанатами ЦСКА.

Сразу после этих событий футбольная общественность буквально закипела. Одни возмущенно клеймили провокаторов, вечные оппоненты армейцев из «Спартака» радостно потирали руки в надежде на дисквалификацию супостатов, а сами представители фанатских группировок с искренним недоумение вопрошали: «А что мы такого сделали? Мы поддерживаем команду на стадионе, а вы там, в тапочках перед телевизором умничаете!».

У ультрас есть презрительное прозвище для остальных болельщиков — «животы». «Животы» — это те, кто не «шизят», не ездят на выезды, не дерутся с милицией. Короче, это абсолютное большинство футбольных болельщиков. «Животы», по мнению ультрас, уважения не заслуживают, и их мнение не заслуживает внимания.

Подобное отношение между фанатами и болельщиками вовсе не удел одних армейцев. Подобное жесткое разделение касается поклонников практически всех российских клубов, и произошло оно в то время, как в нашей стране стала укрепляться пришедшая с Запада субкультура «околофутбола». Что она из себя представляет, можно для себя хорошо уяснить из того самого отрывка книги мистера Фрэнсиса, что приведен выше.

Болельщиком я являюсь всю свою сознательную жизнь, но так уж получилось, что к фанатам не примыкал даже в юности, хотя общался со многими из них, причем не только с фанами своего любимого клуба, но, так сказать, и с «идейными противниками». И в течение долгого времени относился к ультрас с уважением и симпатией, как к людям, искренне и беззаветно любящим футбол. Даже бесконечные потасовки фанатов меду собой и милицией воспринимались как крайние формы выражения эмоций. Ну, погорячились ребята, тем более что неумелые действия милиции на футбольных матчей зачастую провоцируют беспорядки, а не пресекают их.

Пересмотрел я свои взгляды после сентябрьских событий 2000 года на стадионе «Динамо». Если кто-то не помнит, то тогда, после пожара на Останкинской телебашне, было решено устроить трансляцию матча Швейцария — Россия на большом экране, чтобы болельщики из районов Москвы, где телевидение тогда не работало в полном объеме, смогли увидеть игру.

И вот, в самом начале трансляции, группа фанатов устраивает стычку с милицией. В ход идут вырванные кресла, появляются раненые, трансляция прерывается. Я был в тот день на стадионе и наблюдал драку в нескольких метрах от нее. Кресла, брошенные в милицию, летели вниз, на головы простых болельщиков, на головы женщин и детей, которых родители неосторожно взяли на стадионе.

Впервые в жизни мне стало стыдно за то, что я болельщик, за то, что у меня есть что-то общее с этими гражданами, устроившими погром.

После этих событий я разговаривал с фанами, читал их прессу, пытаясь найти логическое объяснение их действиям, и не находил ничего. Смешные объяснения вроде того, что это было сведение счетов с милицией за чинимый ей беспредел на стадионах, несерьезны.

Правда в том, что ультрас явились в тот день на «Динамо» ради единственной цели — получить дозу адреналина с помощью драки. На стадионе не было фанатов Швейцарии, судья не принимал спорных решений, но эти поводы к конфликты фанам были не нужны. Они сами спровоцировали побоище, не заботясь о том, что в нем могут пострадать ни в чем неповинные люди, а сама трансляция может быть сорвана. Этих людей волновал лишь свой кайф, а футбол как таковой был им не нужен.

Произошедшие через два года беспорядки на Манежной площади лишь подтвердили самые грустные опасения. Сегодня в футбольный фанатизм приходят люди, которым футбол, собственно не нужен. Он — лишь повод реализовать свои деструктивные наклонности, почесать кулаки и что-нибудь разрушить.

Когда в начале 90-х годов пьяный фанат из группировки «Флинтс Крю» заявил корреспонденту: «Футбол для нас не главное. Если бы не было футбола, мы ходили бы на балет», это казалось проявлением недалекого ума одного человека. Сегодня это реальность, из-за которой все больше и больше поклонников футбола отказываются от походов на стадион, не желая оказаться невольной жертвой фанатских войн.

Наблюдая за тем, как на матче в Лужниках сотни выломанных кресел летают из сектора в сектор, я все больше понимаю тех матерей, которые наотрез отказываются отпускать своих детей на стадион. Какой же родитель станет рисковать здоровьем, а то и жизнь своего ребенка, который, вместо футбольного шоу, может оказаться в эпицентре боев без правил?

Я уже не говорю о том, что люди, считающиеся себя фанатами, не стесняются заниматься грабежом, отнимая деньги у билетных касс у юных болельщиков. Это так называемое «обувалово» получило столь широкий размах, что, кажется, некоторые из ультрас просто таким образом зарабатывают себе на жизнь.

Если почитать то, что пишут сами фанаты о своих выездах, то, честно говоря, становится не по себе. Посещение других городов напоминают скорее нашествие варваров, в ходе которого город подвергается настоящему разгрому и разграблению. Причем от действий фанатской молодежи, так называемых «карликов», становится страшно даже видавшим виды ветеранам фан-движения. Так один из армейских ультрас описывает в издании «Русский Фан-вестник» случай, когда юные фаны в ходе выезда похитили козла, освежевали, съели, а затем ночью на площади города Коврова играли в футбол его отрезанной головой (!)

Еще более впечатляет случай в городке Окуловка, когда бывшие в нем проездом в Питер молодые фаны ЦСКА, после конфликта с местными, устроили настоящую войну с разоружением милиции и захватом города, который в течение нескольких часов находился под их контролем (!!!)

Один из уважаемых армейских ультрас так прокомментировал в том же журнале эту историю: «Произошедшее… заставляет задуматься и о собственной безопасности, находясь в одном вагоне (секторе, городе) с такими вот карликами-убийцами». Если учесть, что эта история имела место еще семь лет назад, и сегодня эти повзрослевшие «карлики» составляют основу фанатских группировок, вряд ли приходится удивляться все новым и новым инцидентам с участием ультрас.

Не надо думать, что в плане погромов и беспорядков армейцы представляют собой исключительное явление. У фан-группировок любого клуба богатый список городов, где одно их упоминание заставляет местных жителей содрогнуться. Да и зарубежные выезды отечественных ультрас не проходят без инцидентов.

Я далек от мысли, что все фанаты представляют из себя озверевших хулиганов и варваров. Среди них есть достаточное количество людей, искренне любящих футбол. Я также не призываю немедленно подвергнуть фанатские объединения жестким репрессиям.

Но нельзя молчать о том, что действия ультрас сегодня наносят не только прямой ущерб клубам, которые вроде бы поддерживают, но и прямо ущемляют права других болельщиков.

Бесконтрольное использование пиротехники представляет прямую угрозу жизни и здоровью находящихся на стадионе зрителей, и игроков команд. Потасовки с использованием тех же кресел становятся причиной травм среди рядовых болельщиков. А наказания со стороны УЕФА, вызванные действиями хулиганов, приводят к тому, что команда вынуждена играть без зрителей, а болельщики лишены возможности видеть своих любимцев воочию.

Фанатов это, похоже, мало беспокоит. «Знай наших!» — ликуют они после очередной своей выходки. «Животы, сидите дома», — пренебрежительно отвечают они на упреки болельщиков. «А за границей и не такое на стадионах позволяют», — заявляют умеренные фаны.

Да, в отличие от Италии, у нас еще не протаскивают унитазы и мопеды на трибуны для того, чтобы сбросить их с верхнего яруса стадиона. Однако разгул отечественного футбольного хулиганизма достиг такого уровня, когда он наносит прямой ущерб не только имиджу страны, но и самому футболу как игре миллионов.

Майкл Фрэнсис, цитатой из книги которого я начал эту статью, завязал с фанатизмом за год до событий на бельгийском стадионе «Эйзель», когда, в результате спровоцированных английскими футбольными хулиганами беспорядков в давке погибли десятки людей. Содрогнувшаяся от ужаса футбольная Европа отгородилась от Англии, отстранив клубы этой страны от участия в еврокубках на целых пять лет. Только после этого власти Англии всерьез взялись за наведение порядка на футбольных аренах и в среде фанатов.

Англичан дисквалифицировали, несмотря на авторитет клубов этой страны и их вековые традиции. Россия таких традиций не имеет, и игры наших фанов с огнем вполне могут навлечь на российский футбол очень серьезные санкции.

Неужели для того, чтобы очистить стадионы от тех, для хулиганство — смысл жизни, а футбол — лишь предлог, нам нужен «русский Эйзель»?

P.S. КДК УЕФА приговорил команду ЦСКА лишь к денежному штрафу, чем несказанно удивил нашу футбольную общественность. В то же время ведущие фанатские группировки ЦСКА заявили о том, что отказываются от применения файеров на международных матчах. Возможно, разум все-таки возьмет верх над экстремизмом.

Автор: Андрей Сидорчик

Оставить комментарий

*

code